Ольга Манжурина: «Любая победа над инфекцией держится только на постоянной кропотливой противоэпизоотической работе»

3623378c32699962f010047d0f70f601

Заведующая лабораторией диагностики инфекционных и инвазионных болезней ФГБНУ «ВНИВИПФиТ», кандидат ветеринарных наук Ольга Алексеевна Манжурина рассказала порталу «Ветеринария.рф» об эпизоотических проблемах в России, способах лечения и профилактики наиболее опасных болезней.

image Ольга Алексеевна Манжурина

Ольга Алексеевна Манжурина

– Скажите, пожалуйста, какие эпизоотологические и инфекционные болезни на ваш взгляд, наносят самый большой ущерб в России?

– Любая инфекция из перечня заразных, в том числе особо опасных, болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия, способны приносить значительный экономический ущерб и требуют постоянного контроля эпизоотической ситуации. Любая из этих инфекций, представленная в перечне Минсельхоза, способна вызвать эпизоотическую вспышку, масштабы которой будут определяться очень многими факторами (экономическими, географическими, социальными и т. д.).
При этом ущерб Росси причиняют не столько сами болезни, сколько наше отношение к необходимости их профилактики и, соответственно, финансирование программ по их мониторингу.

– С какими болезнями труднее всего бороться и почему?

– Труднее всего бороться с теми инфекциями, против которых нет средств специфической профилактики – вакцин (лейкоз, АЧС).
Особую опасность представляют остро протекающие вирусные болезни, такие как африканская и классическая чума свиней (КЧС), грипп, ящур и др. Если не соблюдать меры их профилактики они могут вызывать за короткий период заболеваемость в популяции животных до 100%. Меры борьбы при этих инфекциях предусматривают депопуляцию животных, находившихся в очаге инфекции. Это очень дорогостоящая мера, и неполное ее выполнение не позволяет полностью оздоровить территорию и управлять эпизоотическим процессом.
Вспышки этих болезней возникают обычно в случае нарушения карантинных мер при ввозе животных и птиц на благополучную территорию.

– Получается, человеческий фактор играет важную роль в распространении инфекций?

– Да. Труднее всего бороться с желанием наших предпринимателей закупать животных подешевле на неблагополучных территориях, т. к. там они стоят значительно меньше, чем племенные животные из благополучных хозяйств и территорий. В данном случае ветеринарные требования и инструкции заведомо нарушаются недобросовестными предпринимателями.
Нередко имеют место фальсифицированные сопроводительные документы на инфицированных животных, которые клинически здоровы и ничем внешне не отличаются от племенных. Но попадая на благополучную территорию, они представляют потенциальную опасность для эпизоотологического благополучия по всему спектру инфекций, которые регистрируются в местности, откуда они привезены. Таким образом, постоянно под удар попадает благополучие нашего региона, нависает угроза над хозяйствами по бруцеллезу, туберкулезу, хламидиозу, микоплазмозу и т. п.

– Есть ли болезни, которые практически побеждены? И благодаря каким мерам достигнуты такие результаты?

– Победить инфекционную болезнь невозможно. У каждой инфекционной нозологической единицы (заболевания) есть свой возбудитель (микроорганизм). В развитии инфекции принимают участие патогенный микроорганизм и макроорганизм (восприимчивый вид животного). Для «победы» необходимо уничтожить или вид микроорганизма или вид животного. Это невозможно. Можно только научиться управлять эпизоотическим процессом, «защищать» восприимчивых животных от патогенных микроорганизмов.

– Значит угроза возникновения вспышек постоянна. И даже в благополучных регионах нельзя терять бдительность?

– Сибирская язва, бешенство, лептоспироз, листериоз, КЧС – это инфекции, которые являются для нашей зоны природно очаговыми, угроза их возникновения существует постоянно. Возбудитель сибирской язвы находится в почве, бешенство – среди диких животных. Резервуар бешенства – красная лиса; резервуар лептоспироза и листериоза – грызуны, резервуар КЧС – кабаны. Однако против всех этих инфекций разработаны эффективные вакцины, использование которых позволяет на угрожаемых территориях управлять эпизоотическим процессом. Любая победа над инфекцией держится только на постоянной кропотливой противоэпизоотической работе. Как только эта работа прекращается (обычно это сокращение финансирования на профилактику или неграмотные решения чиновников) – сразу заканчиваются и «победы». Раньше для нашей страны были экзотическими такие инфекции, как АЧС, нодулярный дерматит, а сегодня они имеют широкое распространение. Где-то у сотрудников ветеринарной службы не хватает полномочий выполнить четко инструкции по профилактике, а где-то элементарно не хватает финансирования на мониторинг.

– Каких болезней животных России стоит опасаться в ближайшем будущем? Какие инфекции набирают обороты?

– Опасаться нужно всех инфекций. Как только мы перестаем опасаться какого-нибудь заболевания и прекращаем проводить мониторинговые исследования по каждому виду животных, птиц, рыб, пчел, мы сразу оказываемся на пороховой бочке.
Например, в 1980-е годы, когда шла голштинизация крупного рогатого скота, в Россию из Европы ввозили скот и семя, но не проводили исследование на лейкоз. На него просто не обращали внимания, хотя возбудитель лейкоза был известен с середины ХХ века, и в западных странах к лейкозу уже тогда относились как инфекционному заболеванию. У нас инструкция по диагностике лейкоза появилась только в 1999 году и выяснилось, что инфицированность стад составляет 70–90%!
Даже такие давно изученные инфекции, как сальмонеллез, пастереллез, туберкулез, бруцеллез, при ослаблении к ним внимания в современных условиях приобретают эмерджентный характер и требуют совершенствования подходов диагностики, профилактики, мер борьбы.
Весь мир настолько взаимосвязан, микроорганизмы путешествуют вместе с животными (домашними, дикими, экзотическими), людьми, транспортом, воздушными потоками, птицами, насекомыми, рыбами, что получить вспышку инфекционного заболевания можно в любом месте в любое время, если к этому не готовиться постоянно.

– Совершенствуются ли меры лечения и профилактики?

– Средства диагностики, профилактики, борьбы совершенствуются постоянно. Очень трудно давать сейчас объективную оценку различным методам. Тут необходимо учитывать, что иногда данные получены объективно, но слишком разные условия в разных хозяйствах. Где-то имеют место нарушения технологии, при которых животные находятся в иммуносупрессивных состояниях, вызванных разными факторами, и проблему можно решить не средством лечения и профилактики, а системой мер, направленных в первую очередь на нормализацию окружающей среды и кормления. Только лечебными препаратами и вакцинами проблему борьбы с инфекциями решить нельзя, ими можно только ситуацию чуть улучшить. Без знания и соблюдения технологии, подстроенных под вид, возраст и физиологию животных, все средства на препараты «уйдут в навоз».
Отличные результаты сегодня показывает только безупречно строгое соблюдение санитарных мер, карантинных мероприятий, зоогигиенических условий содержания, кормления и т. д. Это намного дешевле дорогих препаратов, но, к сожалению, на этом «простом» этапе очень часто предприниматели экономят, а потом готовы искать и оплачивать любой ценой поиск препаратов. Но «панацеи» нет ни при одной инфекции. К любым антибиотикам вырабатывается устойчивость у микрофлоры, а самые лучшие вакцины на фоне иммуносупрессии не приносят результатов – ожидаемый групповой иммунитет не формируется.

– Достаточен ли обязательный перечень прививок? Или нынешняя эпизоотическая ситуация требует внести в него дополнения?

– Для каждой группы животных (вид, возраст, физиологическое состояние, технология содержания) разрабатывается конкретный план противоэпизоотических мероприятий с учетом угрозы возникновения инфекционных заболеваний. Он предусматривает диагностические исследования и обработку, включая средства специфической профилактики (прививки). Современная ветеринария обладает всем необходимым арсеналом средств, позволяющим контролировать и обеспечивать эпизоотологическое благополучие группы животных, хозяйства, района, области, региона, страны. Вопрос в том, кто и как этим в своих конкретных условиях сможет воспользоваться, и как это будет финансироваться.